Rheinhessen1

Старый Ойген

...За рюмочкой рейнского

О четырёх сторонах
Rheinhessen1
alter_eugen
Вечер первый. История.

Дело было в селении на окраине обжитых мест, откуда пройдёшь недолго – и уже глухие леса да каменные стены. Ввечеру обещанием непростой истории собрал один житель круг слушателей, больших и малых, в котором были и его дети. Селянин тот славился своими сказками, непохожими на книжные. Кто-то слышал от него сказку во время работы – принимался он говорить про предметы, которые под рукой, а заканчивал делами далёких краёв да небесным порядком.

— Расскажу сегодня, – начал он в этот раз, – о человеке, который потерял память. Очнулся среди деревьев. Силится понять, кто он и почему здесь, в глухомани. Сам целый и голова не поранена, одежда на месте, а в карманах только зажигалка. Не вспомнит ни адреса, ни семьи, ни детства. Смекает: день клонится, а укрытия нет никакого. Свалил сухостой, лапника наломал – сделал шалаш. Тут подошла гроза, дождь закапал, сначала мелкий, потом сильней, и ветер прибавил, да так, что разметал постройку. Пришлось мужику под пнём-выворотнем прятаться.

После грозы стало темнеть. Мужик, поспешая, смастерил шалаш заново, покрепче, затеплил и костерок. Пока шарил в валежнике, нашёл ржавый топор. Наутро отправился бродить окрест, на сколотом камне у ручья поправил лезвие, выточил топорище – вот и инструмент. Приметил гнёзда, набрал птичьих яиц, а в черничнике – ягод. Издали видел лосей, что приходили к водопою. Тогда вырезал рогатину и на третий день, затаившись на тропе, заколол лосёнка. Сидит в своём шалаше, перекусывает лосятиной, несолёной, правда, и размышляет о своём положении. Вот, мол, есть в руках сноровка, охотником что ли раньше был?... Если с голода не помру, тут буду жить. Пока не помню имени своего, не годится к людям идти.

Следующим днём стал он лес валить, сруб складывать. Крышу покрыл корой, натаскал камней для печурки – вышла курная изба. Опять думает: плотником что ли был я? или делом знание из вещей извлекаю? Не просто дом, а себя на пустом месте отстраиваю. И постройка моя – от желания жить дальше, а не ждать, лёжа под пнём, когда земля проглотит. ...И поутру, когда бродил он вверх по ручью, нашёл поляну, где стоял дуб. Вокруг ели с соснами да подлесок, а этот пророс отшельником, не гигант пока, но ветру не свалить. Потрогал его кору человек, подумал: нашёл он себе место на тысячу лет, как и я – на свой срок.

Время шло, взялся человек разведывать лес на четыре стороны света от заимки. Пошёл на запад – оказался над обрывом, а под ним – сплошной ковёр из древесных крон. Двинулся на юг, за ручей – там лес заболоченный, непролазный. К востоку пологий подъём вывел его к скалистой гряде. Высмотрел он, где осыпи, где седловины, нашёл какой-никакой перевал. Долго карабкался, раздумывал на полпути, не податься ли назад. Вот треснет под ногой или сыпанёт сверху, и вмиг решится судьба – однако ж лучше спросить у неё, а не у себя. Камень за камнем – всё не прерывалась незримая тропа, так и долез до гребня. Но там – опять распахнуты дикие пространства, за лесистой впадиной дыбятся скалы выше прежних, и ветер толкает в лицо – будто нет пути дальше.

Возвратился человек к своему жилищу и направился к северу. Поначалу лес был темноват, с буреломом, потом пошёл мох с кочками среди строевых сосен. Ступал он по мху, смотрел вперёд – и мнились извивы сотен троп меж стволов, а оглядывался – одна уж точно есть. Вдруг обрадовала путника старая вырубка, поросшая берёзой! Через пару часов вышел на просеку с грунтовой дорогой, не сильно разъезженной, но и не заросшей. Значит, куда ни пойди, попадёшь к людскому творению.

Влево прямая дорога вывела к тому же обрыву, только шла дальше, вниз по ложбине. И вновь открылся простор! Кончалась лесная страна, выпуская на равнину плёсы реки в жёлтых берегах. За ними тянулись возделанные поля, и холмы, и пятна рощ. Вдали виден был город, подле него река вилась блеском – до самого горизонта. Человек постоял, подышал окоёмом. Второй раз решил: не время ещё пуститься в эту даль. А всё ж дорога моя – туда.

Вернулся он к месту, где вышел из леса. Вправо повела дорога на пригорок. Дальше с одной стороны был просвет среди деревьев, в котором человек заметил фигуру в светлом платке. Однако путь ему преградил глубокий овраг, а внизу текла речка. "Здравствуйте!" – крикнул он девушке, которая шла по другому краю оврага вдоль зелёного поля. "Здравствуйте," – остановилась та. "Далеко ли до деревни?" – спросил он. "Напрямик недалеко, – отвечала девушка. – Только здесь не перейдёте. Вам бы до покосов дойти, вон туда, а за ними будет брод." "Поспешите! – добавила девушка. – Солнце клонится, успеете ли засветло..." Оба зашагали было прочь, но он вдруг крикнул девушке: "Погодите!" – выбрал большую сосну над бровкой, быстро, собрав силы, подрубил и свалил поперёк оврага. Перебежал по этому едва родившемуся мосту и встал перед девушкой – она улыбалась. "Может проводите меня? – спросил. – Как вас звать?" "Ольга, а вас?" "Владимир," – произнёс он и поразился себе самому: вспомнил имя.

По частям стала возвращаться память и о прошлой жизни в других краях. Будто бы во многих домах поселялся, но не находил покоя. Многие знания сеялись в нём, и ветвились мысли, но не плодоносили делом, сохли без питания и душили сами себя. И многие лица кружились рядом, но не видел отклика ни в одном. Потому ясно: в ущерб нынешнему не посе́лится в прежнем, даже если дойдёт когда-нибудь до тех мест.

Неделя шла за неделей. Лесной житель ходил в деревеньку, где его приветили, чтобы подработать и попросить взамен припасы и инструмент. К сосновому стволу над оврагом он приделал перила, потом с помощью деревенского приятеля свалил ещё один и обшил досками. Бывало, стоял он на окрепшем мосту, смотрел, как бежит внизу речушка среди осоки, и думал: сделал я себе подмогу в пути, а пришёл к имени своему и не просто к людям вышел, но подарил новую дорогу. Ведь мост стал полезен и жителям деревни, спрямив окольный проезд.

Настало время, Владимир провёл по нему молодую жену по имени Ольга и поселил в большом доме в лесном углу.

— Но эта история, – продолжил сказочник, помолчав, – не только об умении выжить в лесу. О символах, в ней заложенных, я расскажу завтра.
——————

Вечер второй. Рисунок.

Днём спустя, когда слушатели собрались в ожидании обещанных объяснений, сказочник первым делом спросил у своей дочки лист бумаги и два карандаша – простой и красный.

Положив лист горизонтально, он провёл простым карандашом линию, разделив лист на две части. Над линией он нарисовал дугу и лучи, расходящиеся вверх. На вопрос: "Что я рисую?" – он получил ответ от сидящих поближе детей: "Солнце."

Тогда у левого края листа он нарисовал плотную череду ёлок с изогнутыми лапами, перемежая длинными стволами сосен. Возле леса он начертил квадрат, в нём – квадрат с перекрестьем, сверху – треугольную крышу с трубой.

— Вот дом, – сказал он, – построенный человеком. Где бы ни были, мы ищем кров, а если его нет – строим так, как можем, из того, что найдём. В этих стенах мы обустраиваем очаг, и постель, и всё, что требуется.

Маленькими штрихами он добавил в окно дома свечу с вытянутым пламенем.

— Но наименьший дом – это сам человек. Как свеча освещает жилище и очаг согревает, так и дух человеческий освещает и согревает тело – разумом и устремлениями. И как в жилище проникает дневной свет и входят гости, так и в человека через чувства приходит мир и задерживается в памяти.

— Покинув жилище, человек остаётся ещё со своим внутренним домом. Потому для кочевника достаточен привал, очерченный светом костра. Звери так же устраиваются на ночлег, приминая траву, а другие – роют нору или сплетают гнёзда, подобно оседлому человеку.

Сказочник поднял взгляд к слушателям.

— Начав с истории о нечаянном поселенце в диком лесу, я решил показать вам четыре стороны света, только не те, которые определяют компасом, – сказал он, затем взял другой карандаш и обвёл красной линией треугольную крышу дома, получилось вроде символа «дельта» — «Δ».

— Первой из них назову Дом. В его пределе всё, что принадлежит человеку, что рождено его волей и разумением либо им подвластно, что он охраняет и возделывает.

Рука сказочника дорисовала между домом и лесом дощатую изгородь с зубчатым верхом. Несколько линий – и подле дома появилось деревце с мелкими цветами на ветках и круглоголовый человечек.

— Глубинное свойство Дома – само установление предела. Оно восходит от мембраны живой клетки к границе человеческого тела, к стенам жилища, к забору усадьбы и далее – к границам стран – и, может быть, ещё много дальше. В этих границах – внутренний порядок, за ними – внешнее, распростёртое иное. Тогда всё, что вовне Дома...
Сказочник взял красный карандаш и вверху рисунка прочертил между солнечными лучами угол, смотрящий вниз, как символ "V".

— ...это Простор, вторая сторона света. Здесь всё, что не принадлежит человеку, не подчинено его воле, не охвачено пределом. Поля в чистом Просторе ещё не возделаны, пустоши не разведаны, стихии рушат пределы не из злобы, а оттого что бегут свободно. Простор зримый и неосвоенный, мыслимый и непознанный, но ещё и немыслимый.

— Простор существует, когда не родился ни один Дом, и всякий Дом отгораживает часть Простора – значит наследует его законы и сливается с ним, когда погибает. И сам закон – будь то правило общежития или течения рек – есть выгородка из Простора, сделанная человеческим разумом. Так что же, хаос и тьма за пределами разума, за дверью Дома?... – сказочник с улыбкой оглядел слушателей и ответил сам, – Плодородный хаос с множеством светил и свечений, чернозёмное поле, что рождает все вещи прежде, чем растворит.

— Домом и Простором можно бы и исчерпать мироустройство. Но есть стороны, которые появляются вместе с живущими и зависят от дел наших.

Простым карандашом он провёл от низа листа к солнечному диску две сходящиеся линии.

— На что это похоже?
— На дорогу.
— Верно. – красный карандаш его вывел на дорожном полотне угол, смотрящий вверх, как символ "лямбда" – «Λ». Другим карандашом он нарисовал пониже фигурку человека.

— Третьей назову Дорогу. Мы покидаем Дом по воле внешней или по своему стремлению. К соседу за маслом или на озеро порыбачить? Прочь от пепелища – искать или строить новый приют? Освоить ремёсла и вырастить детей, а может летать выше облаков? Или не стерпев печали, броситься с обрыва на камни?... Простор открывает многие пути, но на каждой развилке выбираем один. А кто ищет предсказаний, увидит лишь исконную всевозможность и, прянув от первого призрака, попадётся второму – то и будет подлинная участь.

— Так прокладывается человеческая Дорога – шаг за малым шагом. Судить о ней – себе! – по месту, куда пришёл. Или судить ближнему – с насмешкой либо участием, или с тем же – далёким потомкам, или никому, ветрам безвестья. А сама Дорога не судит, ведь она – участок Простора для наших шагов с простой оградой – рождением и смертью...
..
— Что, загрустили?! – всплеснул руками сказочник.
Он схватил простой карандаш, справа от дороги провёл ломаную линию горбом, затем впадиной и снова вверх, в угол листа. Место под линией он испещрил беспорядочными зигзагами, а поверх впадины вычертил ровную перекладину.

— Мост! – воскликнул сидящий рядом мальчишка.
— Да. Может из брёвен, а может и посерьёзней, — сказочник пририсовал несколько опор с арочными пролётами. Сменив карандаш, он обвёл полотно моста и склоны впадины красным треугольником, повёрнутым вниз, как символ «набла» - «∇».

— Четвёртой стороной назову Мост. Когда Дорога подошла к преграде, строим его по мере сил и средств, как и Дом, а миновав, не рушим за собой. Мосты укажут путь к Дому – мы вернёмся по ним, торжествуя, с драгоценными находками. И другому путнику станет легче своя Дорога, пусть даже за Мостом он свернёт.

Из-под грифеля на мосту возник человечек с поднятыми руками.

— Не только переправа – пригодится и колея в высокой траве. Карта местности, крепкая обувь и быстрый транспорт, способ найти воду и вырастить урожай, и ещё – выход ребёнка к людям из замкнутой колыбели, согласие между влюблёнными и примирение спорщиков, содружество городов и народов, – так плоды мысли и труда становятся Мостом. Сотворённый в Дороге, он – наш подарок миру и иным живущим.

Сказочник не торопясь обвёл взглядом всех, кто слушал истолкование символов. Потом подвёл итог:
— Приложив эти особые стороны света к себе самому, каждый из нас может сказать так:

        Дом – во мне.
        Простор – надо мной.
        Дорога – подо мной.
        Мост – из меня.


Он прикрыл глаза в недолгом раздумье.

— Лесной житель из моей истории мечтал пуститься по равнине к городу и блестящей реке. Сейчас же скажу о другой мечте...

Скрещивая короткие штрихи, он нарисовал выше солнечных лучей три звезды – над домом, над дорогой, над мостом.
— Вопреки раздорам Дом человеческий ширится, растёт и граница Простора, открывая плодородные пастбища для разума. Настанет время, когда Дорога наша поведёт к звёздам. Выстроим к ним крепкий Мост.

Мужчина кивнул сияющим лицам детей и отодвинул готовый рисунок.
——————

Кочегары истории
Rheinhessen1
alter_eugen
Кочегары истории - сказители... писатели и поэты. Они подбрасывают в мир грёзы - лопату за лопатой... И огонь горит!

Переходим?
Rheinhessen1
alter_eugen
        Ну как, сегодня пойдём ТУДА?… Перейдём речку и проберёмся в неизведанные края, а? Там под травой лежат камни древних городов. Мы можем снова возвести блестящие стены! Пойдём же… Ну, перейдём?
        Переходим, переходим. От Бога-лика, к Богу-фону, от олицетворённого родителя единожды и управителя, диктующего закон, – к неолицетворённому пространству, содержащему закон, полю, порождающему постоянно все вещи, как пшеницу и васильки… от собачьего бога-Хозяина к кошачьему богу-Дому… И не будем больше ждать Его, обещаемо мудрого, обещаемо доброго, – а просто найдём в пригоршне земли и живой листве… не будем слушать пророков и принимать опресноки из чужих рук, а станем читать сами и замесим знатное тесто собственного разума.
        Ведь наши ноги и руки более приспособлены шагать и строить, чем изламываться в поклонах и мольбе.
--------------------------------------------------------
        …И это всё уже было. И умнейшие из язычников прозревали к единству мира, и поэты рисовали величественные символы опиумным дымком... Вот попытки рассортировать виды отношений между человеком и (в)не/над-человеком:
        «Теизм (от греч. theós — бог), религиозное мировоззрение, признающее существование божественной личности, внеположенной (трансцендентной) миру, сотворившей его в свободном акте воли и в дальнейшем распоряжающейся им.»
        «Панентеизм (от греч. "все в Боге") — религиозно-философская доктрина, согласно которой мир пребывает в Боге, однако Бог не растворяется в мире, как в пантеизме, а является персонифицированным.»
        «Деизм (от лат. deus — бог), религиозно-философское воззрение, согласно которому Бог, сотворив мир, не принимает в нём какого-либо участия и не вмешивается в закономерное течение его событий.»
        «Пантеизм (от пан... и греч. theós — бог), философское учение, отождествляющее Бога и мир, согласно которому Бог представляет собой безличное начало, тождественное природе.»
        «Атеизм (франц. atheisme, от греч. а — отрицательная частица и theos — бог; буквально — безбожие), отрицание существования Бога, каких-либо сверхъестественных существ и сил и связанное с этим отрицание религии.»
        И всё-таки что-то не поймано…

Грёзы
Rheinhessen1
alter_eugen
        Больше всего на свете я хочу грезить. Грезить-мечтать-фантазировать – какое слово правильное? Читать, рассматривать картину, или фотографию, или спектакль, слушать музыку – насыщаясь создаваемыми грёзами в соответствующей искусству модальности – зримыми и рельефными, звучащими и подвижными. Грезить о воздушных мостах к цели… а потом их строить. Писать рассказ – и без грёз не будет ни сюжета, ни декора. Писать программу – выкладывая код на ажурные грёзы о движении. Строить дом… или строить жизнь – как же начну я работу без чертежа из грёз? А цель? И цель тоже грёза. То, что должно быть или то, что может стать. Грезится, что «должно» или «может».
        «Вся власть воображению!» – кричали когда-то на парижских улицах. Это казалось призывом к анархии, юношеским эпатажем. Между тем вся власть – уже у воображения. Разве не грёза о пирамиде правит рабами, что волокут каменные блоки? И тот, кто грезит в полную силу, восседает фараоном в своём Египте. Который не только внутри сновидца.

Утро понедельника
Rheinhessen1
alter_eugen
Думал по пути на службу: как же хорошо в понедельник утром!

Всматриваюсь в огни - не автобус ли. Справа тёмное ещё шоссе взлетает на виадук - и откуда-то веет дымом. Если угольным, вагонным - в сердце вцепится свирепый зов странствия! И всё вокруг умытое и ясное.

А во вторник уже не то. Не прожёвана во сне мякина вчерашних сует.

В понедельник же чуешь, что "принуждённое" утро, когда какой-то долг гонит тебя из дому, - это самое драгоценное сотрясение для души. Оно смещает, подталкивает... иначе твой мир был бы плоским, как затянутый ряской пруд.

"Не хочу в детсад", "не хочу в школу", "не хочу в институт", "не хочу на работу" - скулёж души, придавленной вторым утром.
А первое - ещё прекрасно!

Вина и энтропия
Rheinhessen1
alter_eugen
Жизнь - это большая несправедливость по отношению к энтропии: она отбирает у неё пространство, отчерчивает последовательно - мембраной клетки, кожей, забором поместья, границей государства и дальше, дальше... к звёздам, может быть...

И подумалось жестокое: право на несправедливость к другим - это мощный противовес чувству вины.
Тупыми клювами нас рвут на части те, кто не виноват.

Дом и Простор
Rheinhessen1
alter_eugen
        Вот покоятся стены Дома моего. Вот покоятся устои рассудка и струны души.
        Каждая вещь нашла здесь предназначение. И сродственная мне музыка нашла приют в биении сердца.
        Здесь есть вещи – память о прошлом, и вещи – ступени в будущее. Есть любовь, свободная и сильная, как равнинная река. Есть место звенящему хаосу – если кот или дитя в игре разобьют стакан.
        Я стою в дверях и смотрю в Простор. Дух мой восходит на престол небес и вод.
        Восторженно и бесстрашно смотрю я в лицо своему Миру. Он – велик, но часть его силы обретается и во мне. Блеск окоёмов бесчеловечен – но только я, человек, наблюдаю узоры хаоса и порядка, и мысль улетает далеко за пределы меня самого.
        Свежий ветер зовёт меня в Простор.
        Если я уйду за запахами воды и камня, травы и огня, Дом мой меня не покинет. Храня в себе его покой, его тепло, я буду стойким и упорным в пути.
        А если затворю дверь, вернувшись к укромному быту, – то и Простор останется теперь со мной. Чистыми зеницами окон буду следить за круговоротом дней, за осенними бурями и цветущими садами.
        Пусть приходят жестокие времена, когда свет и ветер станут лезвиями мечей, и Простор пожелает сравнять стены с землёй. Тогда я буду сражаться за Дом свой, сколько хватит сил, и буду побеждать всегда, пока ещё жив.
        И падая бездыханным, я упокоюсь в небытии – потому что Мир нашёл меня слабым. Прах, неспособный более смотреть и мыслить, смешается с его узором.
        Другой человек построит дом на пустоши и населит его милыми звуками. И трудолюбивое племя выстроит город, и мост, и проложит дорогу вовне границ.
        Чудится мне сейчас, что нет различия между моим внешним и внутренним, между мною и другим, между одним человеком и племенем, между племенами, между домом на пустоши и зелёной планетой в звёздных полях.
        Чудится, что волен я строить и не строить, быть и не быть. Волен пребывать в Доме и шагать в Простор.
        Танцует ветер, вьётся живая пыль на престоле небес и вод.

Окончательные и промежуточные
Rheinhessen1
alter_eugen
Однажды меня спросили: что находится за краем Вселенной?
Я начал распинаться о расширяющемся пространстве, о том, что край надо ещё попытаться догнать, о действительной и недействительной пустоте... а потом понял вдруг: от меня ждут не реферата из новостей науки и техники... от меня - или от кого-то надо мной - ждут окончательного ответа.

А я рисую картинки-иллюстрации промежуточных ответов. Вроде транзитных станций.
Не нравится пересаживаться с поезда на поезд? Тогда лучше не отправляться в путь. Или спрыгивать.

И всё же брезжащий огонь окончательного ответа - движитель и научной деятельности, и веры, и творчества...
Тот огонь, что соблазняет и сжигает верующего.
Тот огонь, на котором художник готовит свой разноцветный металл - отлить грёзу и шепнуть: "Люблю тебя".
Тот огонь, что ведёт учёного сквозь ошибки и недоверие вверх по лестнице промежуточных ответов.

А потом останется пепел. И статуя. И лестница.

В брызгах культуры
Rheinhessen1
alter_eugen
Когда только-только начинался интернет, родилось понятие "веб-сёрфинг".
Чем же занимаюсь я, когда нахожу свободную минутку на службе, когда возвращаюсь домой?...

Культур-сёрфингом. Свободно плещусь в многообразии культурных продуктов. По поверхности, конечно... пока не позвала глубина... пока нечего выплеснуть самому...

Примерно тем, чем занимался бы любознательный человек прошлых веков, очутившись вдруг в огромной библиотеке.
Нужны только лестницы, достающие до верхних полок, и путеводные нити - индексы и каталоги. И глубинные склонности к тем или иным областям знания... или по-другому: к тем или иным узорам знания.

Итак:
- Пользоваться, кроме интернет-поисковиков, локальными поисковиками-индексаторами, электронными словарями и:
- Хвататься за понятие, термин, словосочетание... исследовать словарные толкования, особенно:
- Исследовать этимологию! о, сладостный генетический подход! - начав с ощупывания корней слов, легче запомнить наперечёт побеги и листья целого леса!
- Исследовать употребления, упоминания, контекст - по группам, то в художественной литературе, то в научной, но интереснее - в научно-популярной, где можно без напряга врезАться в новый предмет и
- Хвататься за интересную статью, вгрызаться в предмет чуть глубже, запоминать перекрёстки наук, отмечая себе новые и новые понятия-затравки... и
- Влетать в соседнюю, случайную статью - вот, новый поворот!

И ещё, пользуясь бесплатностью, драгоценной бесллатностью (сжечь RIAA и присных, eat the rich!):
- Отыскивать музыку по тегам, по стилям, при этом:
- Слушать не более раза и выбрасывать безжалостно то, что не попало в настрой, а понравившее, лёгшее на мозг, запоминать по атмосфере, по структуре пьесы, инструментальному составу... побоку тексты песен, побоку заголовки... и
- Откладывать, чтобы послушать не в этом десятилетии, потом... ведь так много свежего материала!
- Смотреть фильмы, выбирая необычные срезы-фильмографии - например, по второплановым или малоизвестным артистам, скажем, Лине Бракните или Анне Фрил, при этом:
- Пренебрегать блескучими новинками, копаться в старом, чья ценность уже подтверждена - при нынешнем цейтноте тяжело ошибаться в выборе, - либо:
- Придавать бОльшую ценность перекличкам, цитатам, отсылкам из кинокритики, работе оператора, хитроумию сценариста и извращению им первоисточника etс

И в общении становится так сладко:
- Делиться находками, восхитившими книгами, отсылками к стилям/тегам, группам;
- Влюбляться не в смазливое личико, а в подборку музыки и структуру файлового архива, и поближе к реальности - в манеру высказываться, в принципы выбора и организации;

И всё же:
- Ограничивать себя: время не беспредельно... нужно выспаться, купить жратвы, погулять по полям... и тогда:
- Говорить: вот туда я не пойду - в джаз, балет, архитектуру, ведь там - по вселенной на слово... Затянет, и потому - не коснусь.

Вот такой разноцветный отдых.

Изоляция США
Rheinhessen1
alter_eugen

По наводке Q.E.D. с форума www.avanturist.org: банковская группа Nordea, действующая в скандинавских и прибалтийский странах, поместила на своём сайте дисклеймер для граждан США:

Important information for customers resident in the U.S

The material on this site is not directed at and is not intended for United States residents and residents of other countries who are temporarily present in the United States, and any partnership, corporation, or entity organized or existing under the laws of the United States of America or of any state, territory, or possession thereof, or any estate or trust which is subject to United States tax regulations and is not an offer to provide, or a solicitation of any offer to buy or sell, products or services in the United States of America. No United States residents or residents of other countries who are temporarily present in the United States may purchase any products or services of Nordea or Nordea Investment Funds, and neither Nordea nor Nordea Investment Funds will accept an application to purchase products or services from any such person.

Важное замечание для клиентов из США.

Материалы этого сайта [группы Nordea] не предназначены ни для граждан [резидентов] США, ни для граждан, временно проживающих в США, ни для какого-либо объединения, корпорации или иной организации, созданной и действующей по законодательству США или другого штата, территории или владения, ни для каких-либо недвижимости или кредита, являющихся предметом налоговых правил США, а также не содержат коммерческих предложений либо приглашений к таковым в части продажи, покупки товаров и услуг в США. Никто из перечисленных видов граждан США не может приобрести никаких продуктов и услуг Нордеа и Инвестфондов Нордеа, и соответственно, Нордеа и Инвестфонды Нордеа не примут заявку на приобретение продуктов и услуг от любого такого лица.

----------------
Вот такое уже действует сейчас. Те, кто знает правду (какую-то), не хотят иметь дело с США.

Америка зачумлена ;)

Может стоит отринуть всё американское?... Сказать себе: "Я не покупаю товары американских марок. Я не покупаю американские автомобили. Я не смотрю американские фильмы. Я не слушаю проамериканскую управляющую ложь из СМИ."

Пока это единственный крохотный  шаг, который доступен каждому из нас. Или приподъездная болтовня о большой политике... ))
Остальное ждёт на экранах будущего... и кресло кинотеатра не будет удобным, да и попкорн давно отравлен.


?

Log in

No account? Create an account